Корреспондент: Мнение. Рык бумажных тигров

Жёсткая тональность заявлений премьера Арсения Яценюка оказалась неожиданно эффективным инструментом предвыборных технологий.
Фото: АР После новых договоренностей с Газпромом Нафтогаз Украины получил практически те же условия, что были в 2010-2013 годах
Жёсткая тональность заявлений премьера Арсения Яценюка оказалась неожиданно эффективным инструментом предвыборных технологий.
Однако осязаемых результатов правительству, не говоря уже об экономике, эти заявления не приносят, пишет Дмитрий Горулько, редактор рубрики Бизнес журнала Корреспондент, в колонке, опубликованной в №44 издания от 7 ноября 2014 года.
Как и предполагал Корреспондент, чуда по итогам трёхсторонних консультаций Украина – Россия — ЕС не произошло: НАК Нафтогаз України фактически получила те же условия, что были в 2010-2013-м. Цена определяется по формуле 2009 года с учётом скидки $ 100 за 1 тыс. куб. м, которая утверждается отдельно постановлением правительства РФ. К тому же Нафтогаз должен выплатить Газпрому $ 3,1 млрд долга до конца года.
Единственное изменение по сравнению с предыдущими годами — это условие предоплаты, по которой теперь будут осуществляться поставки Газпрома. То есть Нафтогаз после длительных и бесплодных переговоров согласился на условия, предложенные Газпромом ещё в мае. Если кто и выиграл от этого противостояния, то чиновники, демонстрировавшие решительный настрой и непреклонность позиции перед выборами.
По сравнению с этим результатом даже предыдущая «газовая война», увенчавшаяся подписанием тех самых контрактов 2009 года, выглядит более впечатляющей. Тогда у правительства Юлии Тимошенко были как минимум формальные основания преподносить это как свою победу. В конце концов, Нафтогаз и Газпром действительно пришли к прямому контракту, основанному на рыночной формуле цены, и избавились от посредника в лице RosUkrEnergo Дмитрия Фирташа.
Впоследствии, правда, выяснилось, что цена по этой формуле стала тяжким бременем для экономики страны и что Нафтогаз обязался закупать избыточный объём топлива. Компания Фирташа вернулась на сцену уже в 2011-м, вновь начав импорт газа минуя Нафтогаз, а в 2013 году и вовсе стала крупнейшим импортёром, потеснив с первого места госкомпанию. Можно вспомнить и о решении Стокгольмского арбитража, обязавшего Украину отдать компании Фирташа «мобилизованные» Кабмином Тимошенко 11 млрд куб. м газа с компенсацией. Но это уже другая история — во всяком случае по счетам пришлось платить уже новому премьеру и новому правительству.
Однако очередная попытка «мобилизовать газ олигархов» в хранилищах свидетельствует о том, что нынешний Кабмин не особо склонен изучать опыт предшественников. Учитывая, что договорённости в рамках «зимнего пакета» носят временный характер, можно как минимум предположить начало не менее напряжённых переговоров уже весной. Которые практически наверняка будут сопровождаться столь же резкими заявлениями.
В своём намерении поиграть мускулами чиновники доходят до, казалось бы, невообразимых прежде вещей. Если раньше, например, Газпром и его лоббисты перед очередным обострением по линии Москва — Киев колесили по Европе, намекая на возможные проблемы с транзитом, то в текущем году эти функции неожиданно взяли на себя премьер и глава Нафтогаза, время от времени будоражившие Европу подобными высказываниями.
Этот же подход распространяется и на другие сферы. Веерные отключения электроэнергии? Так в Киевоблэнерго же российский капитал! Для людей, знакомых со спецификой работы энергосистемы, версия дикая, но зато в духе времени. Уловив конъюнктуру момента, подтверждённую результатами выборов, сам премьер тональностью своих заявлений всё больше напоминает прапорщика из армейского анекдота: «Поезд, на месте стой!».
31 октября на заседании антикризисного штаба Арсений Яценюк обнадёжил энергетиков перспективой уголовной ответственности в случае, если веерные отключения повторятся. «Полетят головы и не только. Найдите решение, потому что угля на станциях на пять-семь дней», — заявил премьер.
Между тем, по данным Корреспондента, в октябре на украинские станции поступило 2,2 млн т угля. В том числе 640 тыс. т — импортного. Весь импорт — из России. Первая легендарная партия угля из ЮАР, покинувшая африканский порт ещё в конце сентября, доехала до украинских ТЭС только 3 ноября и в октябрьскую статистику не попала. Можно как угодно расценивать закупки частниками российского угля, но без него поставки топлива на ТЭС за октябрь составили бы около 1,5 млн т при потреблении 2,5 млн т. При имеющихся запасах около 1,6 млн т такое отставание выглядит пугающим, и выстраивание логистической цепочки через половину глобуса разве что продлило бы эту агонию.
Профильные специалисты прекрасно осознают зыбкость схемы поставок из ЮАР. И свидетельством тому — заявление первого замминистра энергетики и угольной промышленности Юрия Зюкова насчёт переговоров о поставке угля с шахт на территориях, контролируемых боевиками ДНР и ЛНР, прозвучавшее 3 ноября.
Знал ли об этом, как и о поставках российского угля, премьер? Вопрос риторический. Очевидно, что ни один «вписанный в вертикаль» чиновник не рискнёт начать подобные переговоры по собственной инициативе и на свой страх и риск. Впрочем, если всё-таки допустить, что премьер даёт указания министерствам, не будучи толком осведомлённым о реальном положении дел в отраслях, картина получается совсем уж неприглядной.
***
Этот материал опубликован в №44 журнала Корреспондент от 7 ноября 2014 года. Перепечатка публикаций журнала Корреспондент в полном объеме запрещена. С правилами использования материалов журнала Корреспондент, опубликованных на сайте Корреспондент.net, можно ознакомиться здесь.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *