СМИ исследовали смену настроения Таможенного союза относительно потенциального члена

Еще недавно Киргизия рассматривалась как очевидный кандидат на вступление в Таможенный союз России, Беларуси и Казахстана. Но ситуация изменилась. DW выясняла, с чем это связано.
Астана не готова видеть Бишкек в ТС
АР
Еще недавно Киргизия рассматривалась как очевидный кандидат на вступление в Таможенный союз России, Беларуси и Казахстана. Но ситуация изменилась. DW выясняла, с чем это связано.
В октябре 2011 года официальный Бишкек заявил о намерении присоединиться к Таможенному союзу (ТС), в который пока входят Россия, Беларусь и Казахстан. Спустя два года, в начале нынешнего октября, бывший президент Киргизии Роза Отунбаева в интервью DW упомянула о выгодах для республики и сложностях процесса ее вступления в ТС. Тем временем Киргизию снова лихорадит — в частности, государство не может обеспечить нормальную работу золоторудного месторождения \»Кумтор\», играющего важнейшую роль в пополнении бюджета республики.
Плюсы и минусы
Таможенный союз тоже переживает сложный период — между тремя его участниками появились серьезные разногласия, а жители Казахстана и Беларуси разочарованы тем, что интеграция в ТС не пошла им на пользу. Могут ли в этих условиях руководители государств пойти на принятие в Таможенный союз экономически хрупкой Киргизии?
\»Минску сейчас в целом не до Киргизии, его больше тревожат свои проблемы в ТС. А в России и в Казахстане есть две \»партии\», — говорит в интервью DW координатор евразийской экспертной сети Jeen Наталья Харитонова. По ее словам, сторонники принятия Киргизии в ТС полагают, что Москва и Астана должны пойти на уступки Бишкеку и интегрировать республику в евразийские структуры путем этого \»благотворительного проекта\».
В Кремле на этот проект были готовы идти из геополитических соображений, а в Ак Орде — из соображений собственной безопасности, поскольку видели в такой \»благотворительности\» способ удержания соседней страны от скатывания ее к хаосу, считает эксперт. Но, продолжает она, оппоненты этого подхода в России и в Казахстане указывают на ряд очевидных негативных последствий, например, непрогнозируемую цену такой благотворительности, ненадежность и слабую дееспособность Бишкека как делового партнера.
Глубокие раздумья Москвы
Эксперт российского института стран СНГ Андрей Грозин указывает на то, что российская сторона находится в глубоком раздумье по поводу того, как быстро можно будет интегрировать Киргизию в ТС. По его словам, еще два-три месяца назад превалировала точка зрения, согласно которой, несмотря на затраты по вступлению Киргизии в ТС — а нести их в основном предстоит России — эту страну надо включать в формирующееся единое пространство. \»Сторонники этого указывают на то, что без экстенсивного расширения пространства ТС есть опасность стагнации в рамках нынешней тройки, которая нарастает в течение этого года\», — говорит эксперт.
\»Да, Киргизия — проблемная экономика, аргументируют они, но при ее инкорпорации в ТС мы получим дополнительное поле для реализации товарной массы и крупных проектов на сравнительно льготных условиях\», — продолжает Андрей Грозин. Однако, по его словам, этот аргумент нивелирует сама Киргизия, которая преподносит сюрприз за сюрпризом для иностранных инвесторов, и события вокруг \»Кумтора\» очень многих в России заставили задуматься, а можно ли вообще инвестировать в Киргизию.
Цена вопроса
Сейчас структуры, принимающие решение в Москве, хотят видеть более обоснованную концепцию присоединения Киргизии к ТС, а также различные расчеты, подтверждающие или опровергающие целесообразность этого шага, рассказывает Андрей Грозин.
После обсуждения с Бишкеком так называемой \»дорожной карты\» ТС в конце лета-начале осени киргизская сторона предъявила претензии на компенсацию за вступление в ТС. \»Цифры оказались впечатляющими. Так, в ходе визита спикера российской Госдумы Сергея Нарышкина в Киргизию 7-8 октября появилась информация о том, что только на подготовку инфраструктуры границы Бишкек просит у Москвы более 160 миллионов долларов\», — поясняет эксперт.
А еще надо будет давать компенсации за \»Дордой\» и за другие оптовые рынки, которые важны для экономики Киргизии, и на которых сейчас доминирует китайский ширпотреб, продолжает Грозин. Но дешевые китайские товары в случае вступления в ТС больше не должны беспрепятственно доходить туда.
Бишкек, по словам эксперта, предлагает некий гибридный проект включения этих рынков в рамки ТС, что противоречит логике этого союза: он и создается во многом для того, чтобы сократить возможности для проникновения китайской товарной массы на охваченное им пространство. \»В целом те, кто против поспешного принятия Киргизии в ТС, называют цифру порядка 1,5-2 миллиардов долларов, которые в течение переходного периода должна будет выплатить Москва\», — сообщил российский эксперт.
Астана не скажет \»нет\»
\»В Казахстане еще больше противников вступления Киргизии в ТС, нежели в Москве. Ведь контрабанда на киргизском участке границы с Китаем станет, прежде всего, головной болью Астаны. Кроме того, она не захочет делить с Москвой финансовую тяжесть от интеграции Бишкека, видя, что даже Москва задумалась о цене вопроса\», — говорит Наталья Харитонова. Она считает, что Астана вряд ли сама скажет Бишкеку \»нет\», но вполне может затягивать процедурные вопросы при принятии Киргизии в ТС.
\»Россия пока может исходить из того, что ей по силам потратить полтора-два миллиарда долларов, чтобы удовлетворить свои геополитические и геоэкономические амбиции. А у Астаны подход гораздо более осторожный, чем у Москвы. Все знают, что в Астане заметных экономических выгод от принятия Киргизии в ТС не видят, не хотят и такого нового члена ТС, хотя от госчиновников там вы этого не услышите\», — соглашается Андрей Грозин.
Кроме того, общественное мнение в Казахстане не в пользу такого расширения ТС. \»Государственная пропаганда целенаправленно лепит из Киргизии образ неудачливого соседа, которому не повезло что там нет такого лидера, как в Казахстане, и от этого неудачника могут быть одни проблемы для Казахстана\», — говорит Грозин. — Социологические исследования четко фиксируют, что эта пропаганда превратилась в элемент массового сознания. И на его преодоление нужно значительное время\».Источник: Русская служба Deutsche Welle

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *